Признание отказа от исполнения договора недействительным

Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, если иное не вытекает из законодательства или договора. В статье рассмотрим спор, предметом которого являлось требование о признании недействительным одностороннего отказа ответчика от исполнения внешнеэкономического договора на строительство объекта недвижимости.

Функ Ян

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП, д.ю.н., профессор БГУ

Перерва Инна

Кандидат юридических наук, начальник информационно-консультационного центра МАС при БелТПП

Право Республики Беларусь, как и правовые системы большинства государств мира, исходит из основного принципа договорного права: обязательства (договоры) должны исполняться. Так, согласно ст. 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

Еще один важный принцип договорного права — принцип свободы договора. В частности, в силу п. 1 ст. 391 ГК граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Соединяя два указанных выше принципа и находя компромисс между ними, белорусский законодатель все-таки допускает односторонний отказ от исполнения договора.

Например, согласно п. 1 ст. 493 ГК односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) допускается в случае существенного нарушения договора одной из сторон, а ст. 736 ГК предоставляет право одностороннего отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг.

Справочно.
Заказчик вправе отказаться от договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, если иное не предусмотрено законодательными актами.

Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Пунктом 3 ст. 420 ГК предусмотрено, что в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законодательством или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Исходя из изложенных законодательных подходов, и внешнеторговый договор с участием белорусских субъектов зачастую включает в себя положения о возможности стороны в одностороннем порядке отказаться от исполнения взятых на себя обязательств по договору.

Однако, несмотря на это, ничто не препятствует второй стороне защищать свои права и имущественные интересы, поставив под сомнение законность и обоснованность одностороннего отказа второй стороны от взятых на себя по договору обязательств.

Необходимо отметить, что в действующем белорусском законодательстве точно не определен соответствующий способ защиты гражданских прав для реализации указанных правомочий стороны.

В связи с этим судебная практика Республики Беларусь в данном вопросе, то есть в вопросе предмета возможного иска в суде, идет разными путями. В частности, предмет иска определяется как:

— незаконный односторонний отказ от договора (исполнения договора);

— неправомерный односторонний отказ от договора (исполнения договора);

— недействительный односторонний отказ от договора (исполнения договора).

По нашему мнению, из трех указанных выше вариантов наиболее точным и корректным является последний.

Справочно. 
В соответствии со ст. 154 ГК сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Вместе с тем возникает проблема установления того, какое основание недействительности сделки применяется к одностороннему отказу от исполнения договора, если такой отказ определен, допустим, не актом законодательства, а соглашением сторон.

На наш взгляд, в данном случае необходимо применить ст. 169 ГК, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям законодательства, ничтожна, если законодательный акт не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

При этом, конечно же, напрямую условия одностороннего отказа от исполнения договора, предусмотренные в самом договоре, при их нарушении (несоблюдении) не являются теми требованиями законодательства, которые должны быть нарушены для применения ст. 169 ГК.

В данном случае допустимо построить следующую логическую цепочку. Поскольку право на односторонний отказ от исполнения договора в силу положений договора в своей основе имеет нормы законодательства (п. 3 ст. 420 ГК), то при несоблюдении условий одностороннего отказа нарушается не только соответствующее положение договора, но и норма п. 3 ст. 420 ГК. А следовательно, ст. 169 ГК может быть применена к указанным отношениям.

Справочно. 
Отсутствие точного определения в законодательстве такого способа защиты нарушенного права, как признание одностороннего отказа от договора недействительным, порождает проблемы при правоприменении. В связи с этим в настоящее время прорабатывается вариант внесения изменений в ст. 11 ГК «Способы защиты прав», в которой планируется преду-смотреть в качестве способа защиты права признание одностороннего отказа от договора (исполнения договора) недействительным.

Перенося вышеизложенные обстоятельства на практику Международного арбитражного суда при БелТПП, приведем одно из дел, которое касается в том числе и значительных инвестиционных проектов, реализуемых на территории Республики Беларусь.

Обстоятельства дела

Между акционерным обществом «А» (Чешская Республика) (далее — истец, исполнитель) и акционерным общест-вом «Б» (Республика Беларусь) (далее — ответчик, заказчик) был заключен договор на строительство на территории Республики Беларусь объекта недвижимости.

В соответствии с п. 22.9 договора заказчик вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора в случаях:

— задержки исполнителем начала строительства объекта более чем на 60 календарных дней по причинам, не зависящим от заказчика;

— систематического нарушения исполнителем сроков выполнения работ, влекущего увеличение срока окончания строительства объекта более чем на 60 календарных дней;

— несоблюдения исполнителем требований по качеству работ, если исправление некачественно выполненных работ влечет задержку строительства объекта более чем на 60 календарных дней.

В связи с ненадлежащим исполнением своих обязательств по договору заказчик направил исполнителю уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора.

Исполнитель, в свою очередь, направил в МАС при БелТПП исковое заявление, предметом которого являлось требование о признании недействительным одностороннего отказа ответчика от исполнения договора на строительство объекта недвижимости.

Позиция истца

По мнению истца, полученное им со стороны ответчика уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора является безосновательным и, как следствие, ничтожным.

Обосновывая свою позицию, истец указывал, что условия для одностороннего отказа от исполнения договора на основании ст. 676 ГК не наступили, поскольку отсутствуют предшествующие одностороннему отказу заявления ответчика о том, что работы, выполненные на объекте, являются некачественными и требуют устранения.

Предусмотренные п. 22.9 условия договора отсутствуют, так как увеличение срока окончания строительства объекта вызвано обстоятельствами, за которые отвечает ответчик, а претензии по качеству работ, предъявляемые ответчиком для обоснования отказа от договора, являются необъективными и документально не подтвержденными.

Все работы, выполненные в рамках договора и предъявленные ответчику к приемке, были приняты ответчиком без замечаний.

Позиция суда

Суд, изучив материалы дела, с учетом п. 3 ст. 676 ГК и п. 79 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.09.1998 № 1450 (далее — Правила № 1450), пришел к выводу, что у ответчика имелись основания для одностороннего отказа от договора, исходя из следующего.

Справочно. 
В соответствии с п. 3 ст. 676 ГК в случае, если отступления в работе от условий договора подряда или иные недостатки результата работы в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.

Согласно п. 79 Правил № 1450 договором могут быть предусмотрены случаи одностороннего отказа от его исполнения заказчиком:

— если подрядчик не приступает своевременно к строительству объекта (выполнению строительных работ) в соответствии с графиком производства работ или выполняет строительные работы настолько медленно, что окончание их к сроку становится явно невозможным;

— если отступления от условий договора являются существенными и неустранимыми;

— при наличии уважительных причин с письменным обоснованием этих причин, сообщением о них подрядчику.

Дополнительные условия, при которых заказчик вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора, также прописаны в п. 22.9 заключенного договора.

Истец в соответствии с условиями договора взял на себя обязательство завершить строительство и сдать в эксплуатацию объект не позднее 30.12.2015. Однако, несмотря на продление срока до 30.06.2016, свое обязательство по сдаче объекта в эксплуатацию он не исполнил.

Истец также не исполнил взятые на себя согласно п. 6.4.10 договора обязательства передать ответчику проектную документацию, прошедшую государственную экспертизу, в срок до 31.10.2014.

Суд констатировал, что при строительстве объекта истец допустил следующие отступления от условий договора:

— размеры построенных помещений не соответствуют требованиям технологического решения;

— количество строящихся станков существенно сокращено;

— не выполнены обязательства по поставке в полном объеме техники, указанной в приложении к договору;

— не выполнены обязательства по поставке и не оказаны сопутствующие поставке услуги.

При этом ненадлежащее исполнение истцом своих обязательств по договору, которое в соответствии с действующим законодательством и условиями договора является основанием для одностороннего отказа от договора, подтверждается:

— преамбулой подписанного обеими сторонами дополнительного соглашения к договору;

— докладной запиской инженера по технадзору за строительством;

— неоднократными рекомендациями и предписаниями Государственного строительного надзора Республики Беларусь.

Состав суда не принял во внимание утверждение истца о том, что не наступили условия для одностороннего отказа ответчика от исполнения договора, поскольку истец не привел доводы и не представил доказательства, подтверждающие его позицию и опровергающие позицию ответчика.

На основании вышеизложенного состав суда решил отказать в удовлетворении иска о признании одностороннего отказа от исполнения договора недействительным.  

Последнее
по теме