Возмещение убытков в виде уплаченного НДС: практика рассмотрения спора в МАС при БелТПП

Белорусские субъекты хозяйствования, контрагенты которых находятся в государствах — участниках Евразийского экономического союза, зачастую сталкиваются с проблемой неоплаты данными контрагентами НДС в государстве получения товаров. В случае неполучения от зарубежных контрагентов подтверждающих документов об уплате НДС в стране получения товаров белорусский субъект обязан уплатить НДС в бюджет Республики Беларусь, а после уплаты вправе взыскать реальный ущерб с контрагента — участника Евразийского экономического союза.

Функ Ян

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП, д.ю.н., профессор БГУ

Перерва Инна

Кандидат юридических наук, начальник информационно-консультационного центра МАС при БелТПП

В соответствии с международными обязательствами Республики Беларусь, в частности Договором о Евразийском экономическом союзе (подписан в г. Астане 29.05.2014) (далее — Договор о ЕЭС), товар, экспортируемый с территории Республики Беларусь на территорию иных государств — участников Евразийского экономического союза, облагается косвенными налогами.

Взимание косвенных налогов осуществляется по принципу страны назначения, предусматривающему применение ставки НДС. При этом НДС взимается в государстве получения (импорта) товаров.

Однако для применения нулевой ставки НДС экспортеру необходимо подтверждение уплаты НДС в государстве получения товара. В противном случае НДС должен быть уплачен в государстве экспорта товара.

Таким образом, белорусские субъекты — экспортеры товара на территорию государств — участников Евразийского экономического союза зависят в рамках рассматриваемых отношений от своих контрагентов.

В случае, если контрагент оказался недобросовестным, белорусский субъект вынужден уплатить НДС в бюджет Республики Беларусь.

Однако гражданское право, в частности гражданское право Республики Беларусь, предоставляет возможность белорусскому субъекту возместить уплаченный НДС путем получения его суммы со своих контрагентов из государств — участников Евразийского экономического союза.

Речь в данном случае идет о взыскании убытков одной стороны договора с другой стороны в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения взятых на себя обязательств.

НДС, который белорусский экспортер не платил бы, если бы его контрагент из государства — участника Евразийского экономического союза надлежащим образом исполнял взятые на себя обязательства, полностью подпадает под понятие «реального ущерба», определяемого, в частности, в п. 1 ст. 14 ГК. А именно, он является теми расходами, которые белорусский экспортер как лицо, чье право нарушено, произвел для восстановления нарушенного права, а точнее — «утратой» денежных средств, которая при исполнении контрагентом взятых на себя обязательств не произошла бы.

Белорусские субъекты через МАС при БелТПП взыскивают реальный ущерб, и суд, как правило, удовлетворяет соответствующие требования белорусских субъектов, взыскивая «дополнительно» уплаченный НДС в качестве убытков.

Обратимся к одному из таких дел, решение по которому было вынесено 31.10.2019.

Обстоятельства дела

Между ОАО «А» (Республика Беларусь) (далее — истец) и ООО «В» (Российская Федерация) (далее — ответчик) был заключен договор купли-­продажи (далее — договор), в соответствии с условиями которого истец принял на себя обязательство изготовить и поставить ответчику комплект узлов и металлоконструкций на зерносушилку (далее — продукция), а ответчик должен был принять и оплатить данную продукцию.

Во исполнение своих договорных обязательств истец поставил ответчику продукцию на сумму 5 300 000,00 рос. руб.

Ответчик в свою очередь лишь частично оплатил товар, перечислив на расчетный счет истца денежные средства в сумме 5 010 000,00 рос. руб.

Состав суда установил, что сумма основного долга ответчика по договору составила 290 000,00 (5 300 000,00 – 5 010 000,00) рос. руб.

Кроме требования о взыскании с ответчика основного долга по договору в вышеназванной сумме и предусмотренной п. 5.1 договора неустойки за просрочку в оплате товара истец заявил требование о возмещении ответчиком уплаченного истцом НДС в сумме 883 333,00 рос. руб., который не был оплачен ответчиком.

Пунктом 5.5 договора было установлено обязательство ответчика в течение 70 дней от даты поставки товара предоставить истцу документы, подтверждающие уплату НДС за ввезенное на территорию Российской Федерации оборудование, а также заявление в государственные налоговые органы об уплате косвенных налогов. В случае непредоставления указанных документов ответчик обязуется перечислить на расчетный счет истца сумму НДС в размере 20 % от стоимости поставки.

Выводы суда

Суд констатировал, что уплата косвенных налогов при экспорте товаров на территорию одного государства Евразийского экономического союза с территории другого государства Евразийского экономического союза регламентируется положениями ст. 71 и 72 Договора о ЕЭС.

Пунктом 1 ст. 71 Договора о ЕЭС предусмотрено, что товары, ввозимые с территории одного государства-­члена на территорию другого государства-­члена, облагаются косвенными налогами.

В п. 2 ст. 71 Договора о ЕЭС указано, что государства-­члены во взаимной торговле взимают налоги, иные сборы и платежи таким образом, чтобы налогообложение в государстве-­члене, на территории которого осуществляется реализация товаров других государств-­членов, было не менее благоприятным, чем налогообложение, применяемое этим государством-­членом при тех же обстоятельствах в отношении аналогичных товаров, происходящих с его территории.

Справочно. 
Согласно п. 1 ст. 72 Договора о ЕЭС взимание косвенных налогов во взаимной торговле товарами осуществляется по принципу страны назначения, предусматривающему применение нулевой ставки налога на добавленную стоимость и (или) освобождение от уплаты акцизов при экспорте товаров, а также их налогообложение косвенными налогами при импорте.

Взимание косвенных налогов и механизм контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров осуществляются в порядке согласно приложению 18 к Договору о ЕЭС — Протоколу о порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг (далее — Протокол).

Пунктом 4 ст. 72 Договора о ЕЭС предусмотрено, что при импорте товаров на территорию одного государства-­члена с территории другого государства-­члена косвенные налоги взимаются налоговыми органами государства-­члена, на территорию которого импортируются товары, если иное не установлено законодательством этого государства-­члена в части товаров, подлежащих маркировке акцизными марками (учетно-­контрольными марками, знаками).

В п. 3 Протокола указано, что при экспорте товаров с территории одного государства-­члена на территорию другого государства-­члена налогоплательщиком государства-­члена, с территории которого вывезены товары, применяются нулевая ставка НДС и (или) освобождение от уплаты акцизов при представлении в налоговый орган документов, предусмотренных п. 4 Протокола.

В частности, для подтверждения обоснованности применения нулевой ставки НДС налогоплательщиком государства-­члена, с территории которого вывезены товары, в налоговый орган одновременно с налоговой декларацией представляется заявление о ввозе товаров и уплате косвенных налогов, составленное по форме, предусмотренной отдельным международным межведомственным договором, с отметкой налогового органа государства-­члена, на территорию которого импортированы товары, об уплате косвенных налогов (освобождении или ином порядке исполнения налоговых обязательств) (далее — заявление) (на бумажном носителе в оригинале или в копии по усмотрению налоговых органов государств-­членов) либо перечень заявлений (на бумажном носителе или в электронном виде с электронной (электронно-­цифровой) подписью налогоплательщика).

Справочно. 
Заявление о ввозе товаров и уплате косвенных налогов вместе с пакетом документов, предусмотренных п. 4 Протокола, представляется в налоговые органы в течение 180 календарных дней от даты отгрузки (поставки) товара согласно п. 5 Протокола.

При непредставлении этих документов в установленный срок суммы косвенных налогов подлежат уплате в бюджет за налоговый (отчетный) период, на который приходится дата отгрузки товаров, либо иной налоговый (отчетный) период, установленный законодательством государства-­члена, с правом на вычет (зачет) соответствующих сумм НДС согласно законодательству государства-­члена, с территории которого экспортированы товары (п. 5 Протокола).

В случае неуплаты, неполной уплаты косвенных налогов, уплаты таких налогов с нарушением установленного срока налоговый орган взыскивает косвенные налоги и пени в порядке и размере, установленных законодательством государства-­члена, с территории которого экспортированы товары, а также применяет способы обеспечения исполнения обязательств по уплате косвенных налогов, пеней и меры ответственности, установленные законодательством этого государства-­члена.

Суд отметил, что требование истца о взыскании с ответчика 883 333,00 рос. руб., составляющих сумму уплаченного истцом в бюджет Республики Беларусь НДС, по своей правовой природе является убытками истца.

Факт наличия у истца соответствующих убытков подтверждается налоговой декларацией и бухгалтерской справкой истца.

Пунктом 1 ст. 364 ГК установлена обязанность должника возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Справочно.  
В соответствии с п. 2 ст. 14 ГК под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

На основании вышеизложенного состав суда пришел к выводу о том, что требование истца о взыскании с ответчика убытков в сумме 883 333,00 рос. руб. является обоснованным и подлежащим удовлетворению. 

Последнее
по теме