Взыскание неустойки и процентов по иностранному праву: практика МАС при БелТПП

Взыскать неустойку и проценты за пользование чужими денежными средствами по законодательству Республики Беларусь не составляет особого труда. Но как быть c взысканием процентов, если согласно заключенному внешнеэкономическому договору стороны должны при разрешении споров руководствоваться правом иностранного государства? 

В статье на конкретном примере рассматриваются проблемные моменты при взыскании неустойки и процентов со стороны, не исполнившей обязательства, основанные на внешнеэкономическом договоре.

Функ Ян

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП, д.ю.н., профессор БГУ

Перерва Инна

Кандидат юридических наук, начальник информационно-консультационного центра МАС при БелТПП

Белорусскому праву в качестве последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения взятых на себя гражданско-правовых обязательств, в том числе и по внешнеэкономическим сделкам, известны 3 меры гражданско-правовой ответственности:

1) взыскание убытков (реального ущерба и упущенной выгоды);

2) взыскание неустойки (пеня и/или штраф);

3) взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами. 

Первые две из указанных мер гражданско-правовой ответственности имеют значительную практику их применения. Особенно это касается неустойки, поскольку стороны гражданско-правовых договоров, в том числе внешнеэкономических сделок, как правило, указывают пеню и несколько реже — штраф за конкретное нарушение взятых на себя по договору обязательств.

Применительно же к взысканию убытков в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств управомоченная сторона может потребовать взыскания убытков и без особого указания на наличие такой возможности в договоре. 

При этом для применения законной неустойки можно не прибегать к обязательному согласованию ее размера в конкретном гражданско-правовом договоре. 

Однако в отличие от договорной неустойки, которая может быть предусмотрена соглашением сторон применительно к неисполнению или ненадлежащему исполнению обязательства, разновидностей законной неустойки в праве Республики Беларусь не так много. 

В этой связи для того, чтобы обеспечить возможность взыскания неустойки, основание и размер неустойки лучше указывать в конкретном гражданско-правовом договоре (внешнеэкономической сделке). 

Несколько сложнее обстоит ситуация применительно к внешнеэкономическим сделкам с участием белорусских субъектов в отношении взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами. 

Последнее объясняется тем, что стороны как внешнеэкономических, так и внутринациональных сделок, как правило, «забывают» указать проценты и их размер в конкретном договоре, в том числе во внешнеэкономическом договоре, в качестве меры гражданско-правовой ответственности. 

При этом, правда, если к конкретной внешнеэкономической сделке применяется право Республики Беларусь, а кроме того, валютой платежа по такой сделке являются белорусские рубли, то это позволит белорусскому субъекту применить нормы ст. 366 ГК и, соответственно, взыскать проценты исходя из ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на дату платежа или день вынесения судебного решения. 

В случаях, если валютой платежа по сделке являются не белорусские рубли, а иностранная валюта, то напрямую применить положения ст. 366 ГК без достижения сторонами договоренности об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами (а самое главное — об их размере) практически невозможно. 

При этом внешнеэкономическая сделка может представлять собой договор международной купли-продажи товаров (а это примерно 80 % международного торгового оборота), на который распространяет свое действие Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (г. Вена, 1980 год) (далее — Венская конвенция). Данная Конвенция содержит положение о том, что в случае, если сторона допустила просрочку в уплате цены или иной суммы, другая сторона имеет право на проценты с просроченной суммы, без ущерба для любого требования о возмещении убытков (ст. 78 Венской конвенции). 

Однако взыскание процентов даже по договорам международной купли-продажи товаров лишь на основании ст. 78 Венской конвенции является невозможным, так как в данной статье не определен размер процентов. Соответственно, для применения ст. 78 Венской конвенции необходимо «восполнить пробелы» в части размера процентов. 

«Восполнить пробел» возможно посредством применения ст. 7.4.9 Принципов международных коммерческих договоров (далее — Принципы УНИДРУА).

Справочно. 
Статьей 7.4.9 Принципов УНИДРУА предусмотрено, что размер процентов годовых должен составлять среднюю банковскую ставку по краткосрочному кредитованию первоклассных заемщиков, превалирующую в отношении валюты платежа в месте платежа, либо, если такая ставка отсутствует в этом месте, то такую же ставку в государстве валюты платежа. При отсутствии такой ставки в любом из этих мест в качестве ставки процентов годовых должна применяться соответствующая ставка, установленная законом государства валюты платежа.

Однако такой путь допустим лишь в тех юрисдикциях, которые признают возможность применения «мягкого права» для регламентации соответствующих отношений, в частности, для восполнения пробелов твердого права, к примеру, публичных унификаций, к которым относится и Венская конвенция. 

Право Республики Беларусь подобный подход, скорее всего, не допускает, поскольку, если руководствоваться пп. 29 и 30 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31.10.2011 № 21 «О некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц», то Принципы УНИДРУА в качестве обычаев международного делового оборота (в действительности же они представляют собой частную гражданско-правовую унификацию) могут быть применены для определения и взыскания процентов по cт. 78 Венской конвенции в том случае, когда участники сделки прямо договорились об их применении.

В этой связи если в конкретном договоре стороны не согласовали применение Принципов УНИДРУА, то согласно белорусской правовой модели применить нормы этого документа будет невозможно. 

Вместе с тем необходимо обратить внимание белорусских участников международного торгового оборота на то, что наряду с белорусской моделью в правоприменительной практике присутствуют и иные модели. Поэтому существует вероятность того, что если спор по конкретному внешнеэкономическому договору с участием белорусских субъектов будет рассматриваться иным судом или международным арбитражным судом, не находящимся на территории Республики Беларусь, то такой суд сможет применить ст. 7.4.9 Принципов УНИДРУА для восполнения пробелов ст. 78 Венской конвенции. 

Учитывая вышеизложенное, отметим также, что если к внешнеэкономическому договору будет применяться право иностранного государства, то вполне вероятна ситуация, что право такого государства в отличие от ст. 366 ГК предусматривает законодательный размер процентов за пользование чужими денежными средствами, которые можно взыскивать по внешнеэкономическим договорам, валютой платежа по которым не является национальная валюта (например, право Российской Федерации), либо предусматривать размер процентов в валюте договора (в качестве таковой может выступать, например, евро). 

Пример.
Статьей 94 Обязательственно-правового закона Эстонской Республики предусмотрено, что с обязательства в соответствии с законом или договором должны быть уплачены проценты исходя из ставки Европейского центрального банка рефинансирования, применяемой к основным операциям. 
При этом указанная ставка рассматривается по полугодиям, то есть в случае просрочки платежа она применяется соответственно до 1 января и 1 июля каждого года, если иное не предусмотрено законом или договором. 

Рассмотрим спор из практики Международного арбитражного суда при БелТПП. 

Спор из договора международной купли-продажи товаров возник между продавцом — компанией «А» (Эстонская Республика) и покупателем — АО «Б» (Республика Беларусь).

В исковом заявлении в МАС при БелТПП компания «А» (далее — истец) указала, что во исполнение заключенного 12.06.2017 с АО «Б» (далее — ответчик) договора она поставила ответчику товар на сумму 30 184,61 евро. 

Из материалов дела следует, что поставка данного товара была оформлена СМR-накладной и к оплате истцом был выставлен счет-фактура.

Состав суда установил, что товар ответчик принял, однако не исполнил предусмотренное договором обязательство оплатить полученный товар в течение 30 календарных дней с момента поставки на склад ответчика. 

Состав суда, основываясь на положениях ст. 62 и 79 Венской конвенции, удовлетворил требование истца о взыскании с ответчика основного долга по договору в сумме 30 184,61 евро. 

В п. 7.3 договора стороны предусмотрели, что в случае просрочки в оплате уже поставленного товара покупатель уплачивает продавцу штраф в размере 0,01 % от стоимости не оплаченного в срок товара за каждый день просрочки. 

Удовлетворяя требование истца о взыскании с ответчика неустойки, состав суда руководствовался подлежащим субсидиарному применению Обязательственно-правовым законом Эстонской Республики, в соответствии со ст. 113 которого в случае просрочки исполнения денежного обязательства кредитор может требовать от должника, начиная с момента становления обязательства подлежащим взысканию до его надлежащего исполнения, выплаты процентов за просрочку (пеню). 

Поскольку оплата за товар должна была быть осуществлена до 13.10.2017 включительно, просрочка должна была исчисляться с 14.10.2017 по 14.02.2019 (дата, указанная в расчете истца) и составлять 487 календарных дней.

С учетом изложенного неустойка, которая подлежала взысканию с ответчика в пользу истца, составляла 1469,99 евро (30 184,61 евро х 0,01 % х 487 дней).

Кроме требования о взыскании с ответчика основного долга и неустойки истец, основываясь на положениях ст. 78 Венской конвенции, просил взыскать с ответчика проценты. 

Размер данного требования истец обосновал ссылкой на ст. 94 «Проценты в обязательственных отношениях» Обязательственно-правового закона Эстонской Республики, согласно которой если с обязательства в соответствии с законом или договором должны быть уплачены проценты, то в качестве процентной ставки по полугодиям служит последняя процентная ставка, применяемая к основным операциям Европейского центрального банка по рефинансированию до 1 января и 1 июля каждого года, если иное не предусмотрено законом или договором. В соответствии с положениями данной статьи указанная процентная ставка публикуется Банком Эстонии в издании «Официальные известия».

Состав суда при расчете процентов применил актуальную на расчетный период ставку в размере 8 %, которая не была оспорена ответчиком. 

Сумма подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца процентов за период просрочки с 14.10.2017 по 12.09.2019 (дата, указанная в расчете истца) составила 4611,22 евро (30 184,61 / 100 % х 8 % / 365 дней х 697 дней).

Последнее
по теме