Иные судебные споры

Международная подсудность: действительная или мнимая коллизия национального законодательства и международного договора?

Сысуев Тимур

Адвокат Минской областной специализированной юридической консультации «Судебная защита. Бизнес и хозяйство», доцент кафедры гражданского процесса и трудового права юридического факультета БГУ

Белорусский суд рассмотрел по существу иск о возмещении вреда, вытекающий из суброгации, предъявленный к иностранному лицу, сославшись на тесную связь спорного правоотношения с территорией Республики Беларусь.

(Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 30.03.2021 по делу № 248-16/2020)

Обстоятельства дела

Н., управляя автопоездом, принадлежащим ООО «Нв» (Россия), совершил на территории г. Минска ДТП с участием двух автомобилей «МАЗ», в результате которого один человек, выполнявший работы по ямочному ремонту асфальтобетонного покрытия на проезжей части, погиб на месте, а еще двое — получили травмы.

РУСП «Б» в рамках обязательного страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний произвело потерпевшим страховые выплаты и предъявило в порядке суброгации иск о взыскании понесенных в связи с этим расходов с ООО «Нв».

Решением экономического суда г. Минска исковые требования удовлетворены. Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с решением суда первой инстанции.

Выводы судов

Обращаясь с кассационной жалобой, Н. указывал, что при рассмотрении дела были нарушены правила международной подсудности. Эти доводы отвергнуты судом кассационной инстанции, который указал, что экономический суд компетентен рассмотреть спор в силу абз. 11 ч. 1 ст. 235 ХПК (тесная связь спорного правоотношения с территорией Республики Беларусь).


Комментарий

В этом деле белорусскими экономическими судами рассмотрен по существу иск белорусского истца к российскому ответчику.

Одним из базовых процессуальных вопросов, которые необходимо решать суду при рассмотрении дел с участием иностранных лиц, является вопрос о наличии у суда компетенции рассматривать такое дело. Вопрос о компетенции решается на основе норм о международной подсудности дел, содержащихся в национальном процессуальном законодательстве, а также в нормах международных договоров.

Неизвестно, являлся ли вопрос о подсудности этого дела предметом специальной оценки судами первой и апелляционной инстанций, однако суд кассационной инстанции, подтверждая наличие у белорусских судов компетенции на рассмотрение дела, сослался на абз. 11 ч. 1 ст. 235 ХПК, устанавливающий, что белорусские суды компетентны рассматривать дело при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией Республики Беларусь.

Как разъяснено в п. 5 Методических рекомендаций о некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц и оказания правовой помощи, утвержденных постановлением Президиума Высшего Хозяйственного Суда от 26.06.2013 № 25 (далее — Методические рекомендации), критерием отнесения дел с участием иностранных лиц к компетенции белорусских экономических судов в случаях, указанных в ч. 1 ст. 235 ХПК, является наличие тесной связи спорного правоотношения с территорией Республики Беларусь.

Таким образом, критерий тесной связи спорного правоотношения с территорией Республики Беларусь лежит в основе всех оснований подсудности дела белорусскому суду, предусмотренных абз. 2–10 ч. 1 ст. 235 ХПК. Каждое из них — частный случай тесной связи.

Однако законодатель исходит из того, что перечень возможных случаев тесной связи, вытекающий из абз. 2–10 ч. 1 ст. 235 ХПК, не носит исчерпывающий характер, а поэтому устанавливает в абз. 11 ч. 1 ст. 235 ХПК, что тесная связь правоотношения с территорией Беларуси возможна и в иных ситуациях. Как разъяснено далее в п. 5 Методических рекомендаций, компетенция белорусского экономического суда, основанная на тесной связи правоотношения с территорией Беларуси, может определяться исходя из наличия обоснованной и достаточной связи участников, обстоятельств спорного правоотношения или обстоятельств дела и последствий его рассмотрения с территорией Беларуси, однако не должна носить чрезмерный характер.

По анализируемому делу тесная связь спорного правоотношения с территорией Беларуси не вызывает сомнений.

Однако, как указано выше, при определении международной подсудности необходимо учитывать нормы, содержащиеся не только в национальном процессуальном законодательстве, но и в международных договорах, связывающих Беларусь и государство, в котором находится иностранное лицо, являющееся стороной по делу. При этом в силу ч. 3 ст. 25 ХПК при наличии коллизий между международным договором и национальным законодательством приоритет имеют нормы международного договора.

Поскольку ответчик по данному делу находится в России, то при определении международной подсудности подлежали применению Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (г. Киев, 1992 г., далее — Киевское соглашение), и Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (г. Минск, 1993 г., далее — Минская конвенция).

Ни Киевское соглашение, ни Минская конвенция не содержат нормы, аналогичной по содержанию абз. 11 ч. 1 ст. 235 ХПК, позволяющей судам рассматривать дела при наличии тесной связи правоотношения с территорией государства. Международные договоры для определения правил подсудности используют более конкретные критерии.

Поэтому ссылка только на абз. 11 ч. 1 ст. 235 ХПК не является достаточной для обоснования подсудности анализируемого дела белорусским судам, так как эта норма противоречит Киевскому соглашению и Минской конвенции.

Однако заявленный иск вытекает из суброгации по обязательству из причинения вреда, а суброгация является частным случаем замены стороны в обязательстве, поэтому имеются все основания утверждать, что рассмотренный иск вытекает из причинения вреда. 

Иски, возникающие из причинения вреда, в силу и абз. 5 ч. 1 ст. 235 ХПК, и подп. «г» п. 1 ст. 4 Киевского соглашения, и п. 3 ст. 42 Минской конвенции могут быть рассмотрены не только в суде по месту нахождения ответчика, но и в суде по месту причинения вреда.

Комментируемое дело, бесспорно, относится к подсудности белорусских судов, но не на основании абз. 11 ч. 1 ст. 235 ХПК, а на основании норм, указанных в предыдущем абзаце.

Последнее
по теме