Споры в сфере строительства

Невозможность исполнения договора как основание для прекращения обязательства

В случае досрочного прекращения договорных отношений генподрядчика с заказчиком строительства договорные отношения генподрядчика с субподрядчиками прекращаются в связи с невозможностью исполнения договора. При этом фактическая утрата статуса генподрядчика на объекте влечет за собой взыскание с субподрядчика сумм неосновательного обогащения в размере суммы неотработанного аванса.

Акулич Анастасия

Адвокат минской областной коллегии адвокатов, юридическая группа REVERA

Подрезёнок Кристина

Адвокат Минской областной специализированной юридической консультации по правовому сопровождению бизнеса


В соответствии с п. 1 ст. 386 ГК если в двустороннем договоре исполнение стало невозможным для одной из сторон вследствие обстоятельств, за которые ни одна из сторон не отвечает, то она при отсутствии в законодательстве или договоре иных указаний не вправе требовать от другой стороны удовлетворения по договору. Каждая из сторон вправе требовать от контрагента возврата всего, что она исполнила, не получив встречного удовлетворения.

Действующее законодательство, в том числе ст. 386 ГК, не предусматривает какие-либо критерии или дополнительные условия, при наступлении которых обязательство будет прекращено невозможностью исполнения согласно п. 1 ст. 386 ГК.

Рассмотрим, какие обстоятельства суд может признать основанием для прекращения обязательств по договору строительного подряда невозможностью исполнения. 

Обстоятельства дела 

Между генподрядчиком (истец) и субподрядчиком (ответчик) был заключен договор строительного подряда, предметом которого являлось выполнение комплекса работ по монтажу стеклянных конструкций в санузлах на объекте.

Для целей выполнения работ истцом в 2014 г. был перечислен аванс. Однако в связи с отсутствием строительной готовности объекта, задержкой финансирования со стороны заказчика строительства, а также последующим приостановлением работ на объекте фронт работ так и не был передан субподрядчику. 

В 2017 г. заказчик объекта строительства отказался от договорных отношений с генподрядчиком, в связи с чем последний направил в адрес субподрядчика уведомление: 

— о прекращении договора невозможностью исполнения; 

— о возврате сумм неосновательного обогащения, составляющего сумму неотработанного аванса (далее — уведомление). 

Поскольку спор так и не был разрешен сторонами в досудебном порядке, генподрядчик был вынужден обратиться в суд за судебной защитой с требованием о возврате неосновательного обогащения в размере суммы неотработанного аванса.

Позиция истца

Генподрядчик в исковом заявлении и в ходе судебного процесса в первой инстанции ссылался на то, что он утратил статус генподрядчика на объекте и не сможет участвовать в продолжении строительства объекта в связи с отказом заказчика от договорных отношений. В связи с наступлением указанных обстоятельств правоотношения по договору строительного подряда с субподрядчиком прекращены невозможностью исполнения в силу п. 1 ст. 386 ГК, а сумма неотработанного аванса подлежит возврату в адрес генподрядчика как сумма неосновательного обогащения (ст. 971 ГК). 

Справочно. 
В соответствии с п. 1 ст. 971 ГК лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Позиция ответчика

Возражая против удовлетворения иска, ответчик ссылался на истечение сроков исковой давности по требованию истца о возврате сумм неотработанного аванса. Так, по мнению ответчика, срок исковой давности начал течь в июле 2014 г., когда в соответствии с договором наступали сроки окончания выполнения работ, и истек в июле 2017 г. 

Справочно. 
Общий срок исковой давности, установленный в 3 года (ст. 197 ГК), распространяется на все виды требований, вытекающих из гражданских правоотношений, за исключением тех, в отношении которых законодательными актами установлены сокращенные или более длительные сроки по сравнению с общим сроком исковой давности либо на которые исковая давность не распространяется (ст. 209 ГК).

Кроме того, ответчик ссылался на отработку предоставленного аванса, поскольку им был закуплен строительный материал для монтажа на объекте.

Вывод суда первой инстанции

Решением суда первой инстанции исковые требования истца были удовлетворены в полном объеме. 

Так, суд первой инстанции согласился с доводом истца о прекращении договора невозможностью исполнения по обстоятельствам, не зависящим от истца и ответчика, и взыскал с субподрядчика неосновательное обогащение в виде сумм неотработанного аванса в полном объеме, поскольку ответчиком не были предоставлены доказательства отработки перечисленного истцом аванса. 

При этом суд первой инстанции не согласился с доводом ответчика о том, что срок исковой давности начинает течь с момента окончания срока выполнения работ по договору. Так, согласно условиям договора последний действует до выполнения сторонами всех предусмотренных договором обязательств. Таким образом, до момента прекращения договора невозможностью исполнения перечисленный истцом аванс правомерно находился в распоряжении ответчика и не мог быть истребован истцом; срок исковой давности должен быть определен истечением 7-дневного срока с момента получения уведомления истца ответчиком.

Доводы ответчика по отработке аванса суд также отклонил в связи с тем, что ответчик не представил относимых и допустимых доказательств использования аванса на приобретение материалов непосредственно для монтажа на объекте.

Доводы ответчика в апелляционной жалобе 

Не согласившись с решением суда первой инстанции, ответчик подал апелляционную жалобу. Так, в обоснование необходимости отказа в удовлетворении требований истца ответчик сослался на то, что: 

а) судом необоснованно не был привлечен в дело в качестве третьего лица заказчик объекта строительства. По мнению ответчика, необходимость привлечения заказчика в дело вызвана тем, что судебным решением могут быть затронуты права и обязанности указанного лица, поскольку требуемые истцом к возврату денежные средства могли являться частью перечисленных заказчиком денежных средств для финансирования строительства объекта, что влияет напрямую на субъект, которому надлежит произвести возврат неосновательного обогащения; 

б) cуд необоснованно определил начало течения срока исковой давности как истечение 7-дневного срока с момента получения ответчиком уведомления о прекращении договора невозможностью исполнения. Так, по мнению ответчика, срок исполнения обязательств по договору истек в июле 2014 г., а поскольку какие-либо дополнительные соглашения о продлении сроков выполнения работ к договору не подписывались сторонами, срок исковой давности истек в июле 2017 г. 

Постановление апелляционной инстанции 

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было оставлено в силе. 

Суд апелляционной инстанции признал выводы суда первой инстанции, в том числе выводы о прекращении договора невозможностью исполнения и начале течения сроков исковой давности с момента истечения 7-дневного срока после получения ответчиком уведомления, законными и обоснованными. 

В части довода ответчика о необходимости привлечения к рассмотрению дела заказчика суд указал, что такая необходимость отсутствует, поскольку аванс перечислен за счет средств истца. Соответственно, неосновательное обогащение ответчика возникло за счет средств истца. 

Доводы ответчика в кассационной жалобе

По итогу рассмотрения дела в апелляционной инстанции ответчиком была подана кассационная жалоба. В качестве дополнительных доводов ответчик ссылался на альтернативное начало течения сроков исковой давности — с момента истечения для истца разрешения на производство строительно-монтажных работ (декабрь 2015 г.). 

Постановление кассационной инстанции

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь не усмотрела нарушений в применении нижестоящими судебными инстанциями норм материального и процессуального права, в том числе в части прекращения договора невозможностью исполнения и начала течения срока исковой давности в связи с этим. 


Вывод авторов

Вышеприведенной судебной практикой сформирован важный вывод о том, что в случае досрочного прекращения договорных отношений генподрядчика с заказчиком строительства, то есть фактической утратой статуса генподрядчика на объекте, договорные отношения генподрядчика с субподрядчиками прекращаются невозможностью исполнения. 

Такой вывод, на наш взгляд, в полной мере соответствует п. 1 ст. 386 ГК и обусловлен реальной ситуацией на строительной площадке. При использовании заказчиком строительства своего законного права отказаться от договора с генподрядчиком при наличии любых уважительных причин (ст. 669 ГК) генподрядчик утрачивает право и возможность организации, выполнения и приемки работ на объекте. В связи с этим его отношения с субподрядчиками прекращаются невозможностью исполнения.

На случай длительной задержки начала выполнения работ не по вине субподрядчика (например, непредставления фронта работ) рекомендуется предусмотреть в договоре право субподрядчика на односторонний отказ от договора или иной способ досрочного прекращения обязательств. 

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Антон Лихуто, юрист

По нашему мнению, в данных обстоятельствах оправдано применение судом п. 1 ст. 386 ГК о прекращении обязательств в связи с тем, что исполнение стало невозможным для одной из сторон вследствие обстоятельств, за которые ни одна из сторон не отвечает. Вместе с тем стоит каждый раз детально исследовать обстоятельства и мотивы отказа заказчика от исполнения договора, оценивать уважительность причин такого отказа. Субподрядчик потенциально может быть третьим лицом, заинтересованным в исходе дела по таким спорам между заказчиком и генподрядчиком, если они рассматриваются в суде. Соответственно, генподрядчику в договорах субподряда стоит предусматривать такие ситуации во избежание возникновения споров с субподрядчиками.
Ответчик в данном споре занял не лучшую позицию в отношении применения срока давности, поскольку срок действия договора и срок выполнения работ — это разные категории, так же, как и в случае со сроком аренды и сроком действия договора аренды.
Взыскание задолженности как неосновательного обогащения происходит уже после прекращения действия договора, и, соответственно, указание на сроки для выполнения работ не имеет непосредственного отношения к возникновению права на взыскание неосновательного обогащения.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Роман КАШИН, юрист

В основу возражений ответчика в данном споре было положено особое мнение о начале исчисления срока исковой давности.
Суды поддержали позицию истца, согласно которой течение срока исковой давности начинается с момента, когда ответчик узнал о прекращении договорных отношений между ним (как субподрядчиком) и истцом (как генеральным подрядчиком). При этом факт прекращения договора в связи с невозможностью его исполнения, как следует из судебного спора, ответчиком не оспаривался.
В соответствии с п. 3 ст. 395 ГК и п. 36 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 19.09.2012 № 6 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров строительного подряда», если договор строительного подряда не изменен и не расторгнут сторонами и при этом в договоре не предусмотрено, что окончание срока его действия влечет прекращение обязательств сторон, договор является действующим до момента полного исполнения сторонами принятых на себя обязательств.
Из судебного спора не усматривается, что подобное условие содержалось в договоре и окончание срока выполнения работ соответственно повлекло за собой прекращение обязательств сторон по договору. Более того, в договоре было указано, что он действует до полного выполнения сторонами принятых на себя обязательств. Таким образом, несмотря на окончание срока выполнения работ, договор между истцом и ответчиком продолжал действовать.
Что касается ссылки ответчика на альтернативное начало течения сроков исковой давности — с момента истечения для истца разрешения на производство строительно-монтажных работ, то и этот довод не может быть признан обоснованным. Независимо от обстоятельств и возможности дальнейшего исполнения договор (в том числе строительного подряда) продолжает действовать, пока не будет прекращен в порядке, установленном законодательством. Соответственно, в рассматриваемой ситуации, пока договор продолжал действовать, полученный ответчиком аванс находился у него правомерно, на что и было указано судом первой инстанции при вынесении судебного постановления. Неправомерное удержание аванса (неосновательное обогащение) возникло лишь после истечения 7-дневного срока после получения уведомления истца с требованием о возврате аванса.
Анализ судебного спора позволяет прийти к следующим выводам:
1. В случае прекращения договорных отношений заказчика с генподрядчиком договор генподрядчика с субподрядчиком прекращается в связи с невозможностью его исполнения только после направления соответствующего уведомления субподрядчику.
2. Течение сроков исковой давности по обязательствам субподрядного договора начинается после истечения 7-дневного срока с момента заявленных требований в связи с прекращением договора.
3. В рассматриваемом споре следует признать обоснованной позицию истца и судов о начале течения сроков исковой давности с момента истечения 7-дневного срока после получения ответчиком уведомления с заявленным требованием.

Последнее
по теме