Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 15.05.2019 № 518-16/2018/332А/492К - sudpraktika
Иные судебные споры

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

15.05.2019

Дело № 518-16/2018/332А/492К

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики  Беларусь  в  составе  председательствующего  –  судьи, судей

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Э» на решение экономического суда города Минска от 29.01.2019 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 02.04.2019 по делу № 518-16/2018 по иску общества с ограниченной ответственностью «Т» к обществу с ограниченной ответственностью «Л» об установлении факта ничтожности договора перевода долга от 18.01.2018 № 2; третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика – общество с ограниченной ответственностью «Э»,

с участием представителей: истца – Б.К.В. (копия доверенности в деле), ответчика – М.Е.Г. (копия доверенности в деле), третьего лица – К.Т.Г. (копия доверенности в деле),

УСТАНОВИЛА:

Решением экономического суда города Минска от 29.01.2019 по делу № 518-16/2018, с учетом дополнительного решения от 01.04.2019, исковые требования ООО «Т» удовлетворены частично: установлен факт ничтожности договора перевода долга от 18.01.2018 № 2, заключенного между ООО «Т» и ООО «Л», в части перевода долга на сумму 21 500 рублей. В удовлетворении оставшейся части исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 02.04.2019 решение экономического суда города Минска от 29.01.2019 оставлено без изменения. Постановлено взыскать с ООО «Э» в пользу ООО «Т» 400 рублей в возмещение расходов на оплату юридической помощи.

ООО «Э» обратилось с кассационной жалобой на вышеуказанные судебные постановления, в которой, ссылаясь на допущенные судом нарушения норм процессуального и материального права, а также противоречия в выводах суда, просит отменить постановление апелляционной инстанции от 02.04.2019, решение суда первой инстанции от 29.01.2019 изменить, отказав в удовлетворении всех заявленных истцом исковых требований. Указывает, что в договоре перевода долга не было указано о его безвозмездности. Исходя из характера взаимоотношений сторон и юридической связи между истцом и ответчиком (на момент заключения договора перевода долга являлись аффилированными лицами), а также их последующих действий (частичное исполнение обязательства истцом и возмещение ответчиком истцу этих сумм), усматривается, что совершённая сделка не являлась безвозмездной. Считает, что поскольку условие договора было единым и касалось перевода долга на всю сумму 30 000 рублей, поэтому признать часть единого условия договора ничтожным невозможно.

В суде кассационной инстанции представитель третьего лица поддержала кассационную жалобу по изложенным в ней основаниям. Ответчик в отзыве на кассационную жалобу и его представитель в судебном заседании поддержали кассационную жалобу в полном объёме.

ООО «Т» в отзыве на кассационную жалобу и его представитель в судебном заседании, указывают на необоснованность жалобы и законность обжалуемых судебных постановлений.

Заслушав лиц, явившихся в судебное заседание, обсудив доводы кассационной жалобы и отзывов на неё, проверив законность и обоснованность судебных постановлений, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает, что обжалуемые судебные постановления подлежат отмене по следующим основаниям.

Согласно части первой статьи 297 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Как видно из материалов дела, 18.01.2018 между ООО «Л» (должник) и ООО «Т» (новый должник) заключен договор перевода долга № 2 (далее по тексту – договор перевода долга), согласно условиям которого должник переводит на нового должника, а новый должник принимает на себя обязанность уплатить кредитору долг должника по договору № 92/04 на выполнение генпроектных работ от 15.04.2016 «Реконструкция здания неустановленного назначения (незавершенное законсервированное строение) под многофункциональный комплекс по ул.Чапаева,4А в г.Минске» в сумме 30 000 рублей. Новый должник обязуется в 2-х месячный срок с момента согласования настоящего договора кредитором произвести расчеты с кредитором. Расчет нового должника с кредитором ликвидирует задолженность должника перед кредитором на сумму произведенного зачета (п. 1.1, п.2.2, п.2.3 договора перевода долга).

Договор перевода долга подписан представителями должника, нового должника и кредитора – ООО «Э».

ООО «Т» перечислило ООО «Э» платёжными поручениями в период с 19.01.2018 по 30.03.2018 всего 8 500 рублей со ссылкой в назначении платежа «оплата за выполнение генподрядных работ по договору 92/04 от 14.04.2016 за ООО «Л» согласно договору перевода долга 2 от 18.01.2018».

Оставшуюся часть задолженности ООО «Т» не погашало, и впоследствии она была погашена первоначальным должником.

26.09.2018 ООО «Л» возвратило ООО «Т» уплаченные ими по договору перевода долга 8 500 рублей.

После предъявления иска ООО «Э» к ООО «Т» о взыскании штрафных санкций за нарушение срока исполнения обязательства, ООО «Т» обратилось в суд с требованием к ООО «Л» об установлении факта ничтожности договора перевода долга, в обоснование которого со ссылкой на статьи 169, 393, 543, 546 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее ГК) указало, что спорный договор не является возмездным, поскольку не содержит обязательств ответчика (первоначального должника) возместить истцу (новому должнику) стоимость погашаемого обязательства перед третьим лицом (кредитором), и что на момент совершения сделки у истца отсутствовали какие-либо неисполненные обязательства перед ответчиком. Дополнительно указало, что считает договор перевода долга ничтожным и по основаниям, указанным в пункте 2 статьи 171 ГК как притворную сделку, поскольку ответчик пояснил в суде о направленности воли сторон на представление займа (денежных средств) с последующим их возвратом истцу как заимодавцу, т.е. фактически перевод долга прикрывал договор займа.

Удовлетворяя частично заявленные исковые требования, экономический суд города Минска пришёл к выводу, что возмездность договора перевода долга обязательно должна подтверждаться наличием юридической связи между первоначальным и новым должником (подлежит установлению на каких условиях новый должник принял долг).

Учитывая, что 18.01.2018 между сторонами был подписан договор займа на сумму 8 500 рублей, в соответствии с условиями которого истец предоставил ответчику заем на указанную сумму путем исполнения обязательств ответчика перед ООО «Э», суд пришёл к выводу, что в этой части договор перевода долга соответствует нормам законодательствам.

В части перевода долга на сумму 21 500 рублей, суд указал об отсутствии между сторонами соглашения об объеме встречного предоставления в части переводимого долга в размере 21 500 рублей, а также последующее исполнение первоначальным должником обязательств перед кредитором, что по мнению суда свидетельствует о наличии признаков дарения в указанной части переведенного долга. Поскольку в силу требований законодательства дарение между коммерческими организациями не допускается, суд пришёл к выводу, что сделка в указанной части является ничтожной.

В удовлетворении требований в оставшейся части, в том числе по признаку притворности сделки, суд отказал.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Принимая во внимание, что при заключении договора перевода долга воля сторон не была направлена на совершение иной сделки, а стороны преследовали цель оформить перемену лиц в первоначальном обязательстве, судебная коллегия соглашается с выводами судов первой и апелляционной инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований об установлении факта ничтожности сделки по признаку её притворности (пункт 2 статьи 171 ГК), поскольку в данном случае отсутствует сделка, которую стороны намеревались прикрыть путем заключения договора перевода долга.

В остальной части выводы судов первой и апелляционной инстанций нельзя признать верными, поскольку они не соответствуют материалам и фактическим обстоятельствам дела, а также судами неправильно применены нормы материального права.

Постановляя решение суд не учел, что в законодательстве (статьи 362, 363 ГК) не предусмотрена обязанность сторон согласовывать при заключении договора перевода долга порядок последующих расчетов между первоначальным и новым должником.

Суд также не учёл, что в соответствии с пунктом 3 статьи 393 ГК презюмируется возмездность договора, если из законодательства, содержания или существа договора не вытекает иное.

С учётом изложенного, бремя опровержения презюмируемого факта о возмездности договора перевода долга возлагается на лицо, которое это оспаривает (в данном случае истец), который обязан представить достоверные и достаточные доказательства в подтверждение своих доводов.

Из содержания и смысла оспариваемого договора перевода долга не усматривается, что долг по договору был передан истцу на безвозмездной основе.

Истцом не представлено ни одного доказательства, подтверждающего, что воля сторон при заключении договора перевода долга была направлена на безвозмездное освобождение новым должником первоначального должника от его обязательств. При этом ответчик указанные обстоятельства последовательно отрицал и пояснял, что при заключении договора стороны исходили из того, что первоначальный должник возместит уплаченные суммы новому должнику.

Кроме того, вывод суда о частичном наличии возмездных начал в договоре перевода долга, уже исключает признание соответствующего договора договором дарения, в связи с чем, спорная сделка не могла быть признана ничтожной по указанному основанию.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции экономического суда города Минска по настоящему делу подлежат отмене с принятием нового судебного постановления об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований.

С учётом изложенного, в соответствии с правилами статьи 133 ХПК, подлежат взысканию с ООО «Т» в пользу ООО «Э» понесенные им расходы по уплате государственной пошлины за подачу апелляционной и кассационной жалоб в размере 612 рублей, а также понесенные им расходы на юридическую помощь в размере 400 рублей.

Руководствуясь статьями 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

решение экономического суда города Минска от 29.01.2019 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 02.04.2019 по делу № 518-16/2018 отменить.

В удовлетворении исковых требований общества с ограниченной ответственностью «Т» к обществу с ограниченной ответственностью «Л» об установлении факта ничтожности договора перевода долга от 18.01.2018 № 2 отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Т» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Э» понесенные им расходы по оплате государственной пошлины в сумме 612 рублей и на оплату юридической помощи в размере 400 рублей. Выдать судебные приказы.

Поручить экономическому суду города Минска выдать поворотный приказ в случае предоставления доказательств исполнения судебных приказов от 02.04.2019 года о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «Л» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Т» 245 рублей в счёт возмещения расходов истца по оплате государственной пошлины, 650 рублей в счёт возмещения расходов по оплате юридических услуг, а также о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «Э» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Т» 400 рублей в счёт возмещения расходов по оплате юридических услуг.

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь вступает в законную силу с момента его принятия, но может быть обжаловано (опротестовано) в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 ХПК Республики Беларусь.

Председательствующий, судья                                   

Судья                                                                             

Судья                                                                             

Последнее
по теме