Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 31.10.2018 по делу № 98-14/2018/145А/1388К - sudpraktika
Споры с госорганами

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

31.10.2018

Дело № 98-14/2018/145А/1388К

город Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу «Б» на решение экономического суда Могилёвской области от 01.08.2018 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 06.09.2018 по делу № 98-14/2018 по иску «Б» к «Т» о взыскании 145 879 руб. убытков,

УСТАНОВИЛА:

Экономический суд Могилевской области решением от 01.08.2018 отказал «Б» (далее –истец) в удовлетворении требования о взыскании с «Т» (далее –ответчик) 145 879 руб. убытков в виде потерь тепловой энергии при ее транспортировке в период с мая по декабрь 2015.

Апелляционная инстанция экономического суда Могилевской области постановлением от 06.09.2018 оставила решение суда первой инстанции без изменения.

Истец в кассационной жалобе просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления в связи с их необоснованностью и неправильным применением норм материального права.

Согласно материалам дела 17.12.2009 между сторонами был заключен договор № 170 на теплоснабжение и потребление энергии в паре, 01.04.2015 – договор №148 на возмещение затрат по транспортировке энергии для населения.

По договору № 170 от 17.12.2009 истец как энергоснабжающая организация обязался поставлять тепловую энергию (п.п.1.1.), а ответчик как абонент обязался принимать энергию и производить за нее оплату (п.п.2.5).

В январе 2015 изменился порядок субсидирования жилищно-коммунальных услуг, оказываемых населению, в связи с чем сторонами было заключено дополнительное соглашение № 1 к договору № 170, датированное январем 2015, которым стороны изменили условие договора № 170, касающееся оплаты. Согласно подпункту 5.1 договора № 170 в редакции дополнительного соглашения №1 оплата потребленной тепловой энергии производится абонентом по тарифам на тепловую энергию для нужд отопления и горячего водоснабжения для населения, утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь. Вышеназванный пункт не содержит указания на градацию оплаты в зависимости от того является ли эта энергия потребленной населением или она утрачена в результате теплопотерь.

Порядок определения количества энергии установлен п.3.2 договора № 170, согласно которому количество тепловой энергии, учтенной расчетными приборами учета, установленными не на границе балансовой принадлежности, определяется с учетом потерь теплоэнергии от места установки приборов учета до границы балансовой принадлежности.

Установка счетчика тепловой энергии на границе раздела тепловых сетей между истцом и ответчиком и подписание акта допуска его в эксплуатацию было произведено только 08.02.2018.

Судом установлено, что спор по объемам теплопотерь в период с мая по декабрь 2015 у сторон отсутствует. За указанный период ответчиком произведена оплата поставленной истцом теплоэнергии, включающей теплопотери, в соответствии с подпунктом 5.1 договора № 170 в редакции дополнительного соглашения №1 - по тарифам для населения.

По мнению истца, стоимость потерь тепловой энергии должна быть оплачена ему не по тарифам для населения, как предусмотрено соглашением сторон, а исходя из фактических затрат истца на производство тепловой энергии, поскольку потери тепловой энергии не являются услугами, предоставляемыми населению, следовательно, не могут оплачиваться по тарифам для населения

В качестве убытков истцом заявлена ко взысканию разница между стоимостью поставленной энергии, ушедшей в теплопотери, рассчитанной по фактическим затратам истца на ее производство, и оплатой этого количества энергии, полученной от ответчика.

Отказывая истцу в удовлетворении заявленного требования, суд основывался на отсутствии доказательств, подтверждающих причинение истцу убытков в результате виновных действий ответчика.

В кассационной жалобе истец в обоснование того, что понесенные им убытки являются результатом виновных действий ответчика, сослался на то, что потери теплоэнергии в ходе ее транспортировки потребителю образовались в результате ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязательств, что повлекло расходование истцом большего количества ресурсов на ее производство.

Истец оспаривает вывод суда о том, что стоимость нормируемых потерь теплоэнергии за 2015 была возмещена ему из средств местного бюджета в виде субсидий по планово-расчетным ценам, рассчитанным с учетом потерь. По мнению истца, суд необоснованно не принял во внимание тот факт, что стоимость нормируемых потерь, которая была включена в сумму затрат по теплоснабжению населения в составе тарифа на транспортировку, в объеме оказанных услуг населению была возвращена ответчику в виде оплаты за оказанные услуги по транспортировке тепловой энергии, а субсидии, полученные из бюджета на объем сверхнормативных потерь, были возвращены истцом в городской бюджет в конце 2017.

Истец считает, что отсутствие в договорах № 170 и 148 условия по возмещению потерь теплоэнергии при транспортировке не освобождает ответчика от этой обязанности, предусмотренной законодательством. В соответствии с п.23 Правил пользования тепловой энергией, утвержденных Постановлением Министерства экономики республики Беларусь 19.01.2006 № 9 (далее – Правила пользования тепловой энергией) все затраты по транспортировке и потери тепловой энергии после границы раздела тепловых сетей относятся на счет абонента, которым по договору № 170 является ответчик.

По мнению истца, ссылки ответчика на дополнительное соглашение к договору № 170 являются необоснованными, поскольку потери теплоэнергии должны возмещаться не по тарифам для населения, как это предусмотрено дополнительным соглашением, а по фактическим затратам истца.

В обоснование данного утверждения истец приводит нормы Закона Республики Беларусь от 10.05.1999 «О ценообразовании» (далее – Закон о ценообразовании) и Указа Президента Республики Беларусь от 25.02.2011 № 72 «О некоторых вопросах регулирования цен (тарифов) в Республике Беларусь» (далее – Указ № 72), из которых следует, что регулирование цен применяется к коммунальным услугам, предоставляемым населению. Потери тепловой энергии, допущенные ответчиком, не являются услугами, предоставляемыми населению, следовательно, не могут быть оплачены по тарифам для населения.

Истец считает, что суд должен был учесть основные принципы ценообразования, изложенные в Законе о ценообразовании, согласно которым установление регулируемых цен (тарифов) должно производиться на уровне, обеспечивающем субъектам хозяйствования покрытие экономически обоснованных затрат и получение достаточной для расширенного воспроизводства прибыли с учетом субсидий и других мер государственной поддержки.

этой связи, при отсутствии в договоре условия о прямом возмещении абонентом всех потерь теплоэнергии поставщику, истец руководствуется п.1 ст.392 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), согласно которому договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законодательством. Применительно к рассматриваемой ситуации предусмотренные договором тарифы для населения применяются в тех объемах, которые определены законодательными актами, осуществляющими регулирование цен в соответствии с Законом о ценообразовании и Указом № 72. заимоотношения не урегулированные договором, регулируются ГК и иными законодательными актами, в связи с чем при отсутствии в договоре условия о возмещении абонентом всех потерь теплоэнергии поставщику следует применять положения ст.14 ГК.

Оспаривая вывод суда о том, что стоимость потерь тепловой энергии была возмещена истцу как ведомственной организации-поставщику из средств местного бюджета в виде субсидий по планово-расчетным ценам, истец приводит следующее обоснование.

Ответчик является организацией эксплуатирующей тепловые сети и транспортирующей тепло.

В соответствии с Инструкцией о порядке определения тарифа на передачу тепловой энергии в Республике Беларусь, утвержденной Постановлением Министерства экономики Республики Беларусь от 19.11.2012 № 93 (далее – Инструкция № 93) тариф на передачу тепловой энергии определяется исходя из затрат на техническое обслуживание, эксплуатацию и ремонт тепловых сетей, центральных тепловых пунктов, непосредственно связанных с осуществлением данного вида деятельности, и объема средств на компенсацию нормируемых потерь тепловой энергии и утечек теплоносителя.

Ответчик, как транспортирующая организация, включил нормируемые потери в свой тариф на транспортировку тепловой энергии, предъявил счет на оплату данных услуг производителю тепловой энергии (истцу), который включил расходы по транспортировке тепловой энергии в затраты по теплоснабжению неселения (в объемах фактически оказанных коммунальных услуг населению) и получил субсидирование из бюджета на возмещение разницы между фактическими затратами и начисленными доходами по оплате населением коммунальных услуг по тарифам, установленным для населения. После получения субсидии истец оплатил ответчику стоимость оказанных услуг по транспортировке тепловой энергии, в которую были включены нормируемые потери, из чего следует, что получив из бюджета оплату нормируемых потерь (в части оказанных услуг населению) истец возвратил их стоимость ответчику в качестве оплаты стоимости услуг по транспортировке теплоэнергии.

Постановлением Министерства финансов Республики Беларусь, Министерства жилищно-коммунального хозяйства Республики Беларусь и Министерства экономики Республики Беларусь 27.10.2015 № 67/21/70 утверждена Инструкция «О порядке планирования и финансирования расходов организаций, осуществляющих эксплуатацию жилищного фонда и (или) предоставляющих жилищно-коммунальные услуги, за счет бюджетных ассигнований в части жилищно-коммунальных услуг, предоставляемых населению» (далее – Инструкция № 67/21/70) пунктом 3 которой предусмотрено, что субсидированию из местных бюджетов подлежат объемы фактически предоставленных (оказанных) населению жилищно-коммунальных услуг.

Допущенные ответчиком объемы потерь не являются коммунальными услугами, оказанными населению, следовательно, субсидированию не подлежат, их оплата по тарифам для населения не покрывает затраты истца, связанные с выработкой тепловой энергии в объеме допущенных ответчиком потерь, в связи с чем разница между затратами на выработку тепловой энергии на те потери, которые были допущенны ответчиком при транспортировке тепловой энергии (как нормативных, так и сверхнормативных), и поступившей от ответчика оплатой потерь по тарифам для населения заявлена истцом ко взысканию в качестве убытков.

Истец не признает дополнительное соглашение № 1 к договору на теплоснабжение и потребление тепловой энергии в паре от 17.12.2009 № 170, из текста которого следует, что оно распространяет свое действие на правоотношения сторон с 01.01.2015, поскольку в дополнительном соглашении № 1 отсутствует точная дата его составления (указан январь 2015), со стороны истца данное соглашение подписано в марте 2015 директором, который вступил в должность в марте 2015 и не мог определять порядок взаимоотношений сторон с января 2015 (до вступления в должность).

В 2015 году субсидирование осуществлялось по нормативам субсидирования, утвержденным решением Бобруйского городского исполнительного комитета от 25.03.2015 № 9-72, которые были ограничены размером планово-расчетной цены и не покрывали полностью затраты истца при выработке отпущенной ответчику теплоэнергии.

Истец ссылается на необоснованный отказ суда в привлечении к участию в деле в качестве специалиста представителя Министерства антимонопольного регулирования и торговли «МАРТ».

Представитель истца в судебном заседании поддержал кассационную жалобу.

Представитель ответчика кассационную жалобу не признал, возражения ответчика изложены в отзыве на кассационную жалобу.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по экономическим делам не находит оснований для ее удовлетворения исходя из следующего.

Для применения гражданско-правовой ответственности в форме взыскания убытков необходимо наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением нарушителя и возникшими убытками.

В рассматриваемом случае правоотношения сторон основаны на договоре на теплоснабжение и потребление энергии в паре от 17.12.2009 № 170.

В соответствии со ст. 515 ГК Республики Беларусь оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законодательством или соглашением сторон.

Порядок расчетов за энергию определяется законодательством или соглашением сторон.

Договором на теплоснабжение и потребление энергии в паре № 170 от 17.12.2009 в редакции дополнительного соглашения № 1 определён порядок оплаты поставляемой ответчику теплоэнергии – по тарифам для населения вне зависимости от способа ее расходования (потреблена населением или утрачена в результате теплопотерь при транспортировке).

Условия договора по оплате исполнены ответчиком надлежащим образом. Все количество тепловой энергии, принятое ответчиком, включая возникшие в процессе транспортировки потери теплоэнергии, оплачены истцу по тарифам для населения в соответствии с п.п.5.1 в редакции дополнительного соглашения № 1, согласно выставленным истцом счетам-фактурам.

Понесенные истцом затраты на производство теплоэнергии, ушедшей в теплопотери, не компенсированные в полном объеме государственными субсидиями, не могут быть отнесены на ответчика, поскольку возникли эти убытки не в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения последним обязательств по договору на теплоснабжение и потребление энергии в паре № 170 от 17.12.2009 в редакции дополнительного соглашения № 1, датированного январём 2015.

В соответствии с п.5 дополнительного соглашения № 1 к договору № 170 от 17.12.2009 соглашение вступает в силу с 01.01.2015 и действует во временных рамках договора на теплоснабжение и потребление тепловой энергии в паре от 17.12.2009 № 170.

Доводы истца о том, что указанное соглашение не может быть применено к рассматриваемым правоотношениям, поскольку со стороны истца было подписано в марте 2015 директором, который вступил в должность в марте 2015, не принимаются судебной коллегией, поскольку пунктом 2 ст.395 ГК, определяющей действие договора, предусмотрено, что стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их правоотношениям, возникшим до заключения договора. Кроме того, с января 2015 истец выставлял ответчику счета на оплату тепловой энергии с учетом расчетных потерь по тарифам для населения.

В соответствии с п.19 Правил пользования тепловой энергией расчеты за тепловую энергию производятся по тарифам соответствующих групп потребителей на основании показаний приборов учета за расчетный период в соответствии с действующим законодательством. При отсутствии раздельного учета тепловой энергии расчеты производятся дифференцированно по соответствующим тарифам на основании договора теплоснабжения с учетом тепловых потерь в тепловой сети.

Установка счетчика тепловой энергии на границе раздела тепловых сетей была произведена в феврале 2018. До установки счетчика объем потерь ответчик определял расчетным методом в соответствии с Постановлением Комитета по энергоэффективности при Совете Министров Республики Беларусь от 29.09.2006 №2 «Об утверждении Методики по определению потерь тепловой энергии в сетях теплоснабжения с учетом их износа, срока и условий эксплуатации» и утверждал соответствующие нормативы в управлении ЖКХ Могилевского облисполкома.

Стоимость расчетных потерь, определенных в соответствии с утвержденными нормативами, в заявленном истцом периоде была оплачена.

Объемы фактически предоставленных (оказанных) населению жилищно-коммунальных услуг подлежат субсидированию из местных бюджетов, нормативы субсидирования на тепловую энергию для нужд отопления и горячего водоснабжения устанавливаются с учетом утвержденных в соответствии с законодательством планово-расчетных цен на этот вид коммунальных услуг.

Порядок формирования планово-расчетных цен определен Положением о порядке формирования и применения планово-расчётных цен на жилищно-коммунальные услуги, утвержденным Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 18.01.2006 № 54. Пунктом 5 указанного Положения предусмотрено, что технологические потери тепловой энергии и воды принимаются организациями жилищно-коммунального хозяйства в пределах установленных нормативов технологических потерь этих ресурсов, но не выше прогнозных показателей, доводимых Министерством жилищно-коммунального хозяйства Республики Беларусь.

Указанное свидетельствует о том, что планово-расчетные цены на единицу тепловой энергии, проставляемой населению, включают потери тепловой энергии, связанные с технологическим процессом производства и транспортировки тепловой энергии до потребителя.

Применяются планово-расчетные цены для определения объема бюджетных субсидий, направляемых для возмещения части затрат организациям, оказывающим жилищно-коммунальные услуги населению.

В ходе рассмотрения дела судом в качестве специалиста был привлечен главный специалист ГО «Жилищно-коммунального хозяйства Могилевской области», из пояснений которого следует, что организации, оказывающей жилищно-коммунальные услуги населению при выплате субсидии возмещаются и технологические потери в пределах установленных норм.

Доводы истца о необоснованном отказе суда в удовлетворении его ходатайства о привлечении в качестве специалиста представителя Министерства антимонопольного регулирования и торговли «МАРТ» не принимаются судебной коллегией, поскольку право выбора специалиста принадлежит суду, который может определить кандидатуру специалиста с учетом мнения лиц, участвующих в деле. При наличии предусмотренных ст.35 ХПК Республики Беларусь оснований, не позволяющих специалисту участвовать в деле, ему может быть заявлен отвод лицами, участвующими в деле.

В рассматриваемом случае отвод привлеченному судом специалисту не заявлялся.

Истец является поставщиком энергии, а ответчик – абонентом, который предоставляет населению жилищно-коммунальные услуги как оптовый покупатель-перепродавец. На организации, оказывающие жилищно-коммунальные услуги, в том числе ведомственные организации –поставщики услуг, к которым относится истец, распространяется действие Инструкции № 67/21/70, на положениях которой основаны доводы истца. Вместе с тем, указанной инструкцией регулируются вопросы, касающиеся финансирования расходов организаций, предоставляющих жилищно-коммунальные услуги за счет бюджетных ассигнований в части жилищно-коммунальных услуг, предоставляемых населению. В рассматриваемом случае взаимоотношения сторон (поставщика энергии и абонента) регулируются договором на теплоснабжение и потребление тепловой энергии в паре от 17.12.2009 № 170 и дополнительным соглашением к нему № 1.

Исходя из изложенного в соответствии со ст.297 ХПК Республики Беларусь оснований для удовлетворения кассационной жалобы истца и изменения или отмены принятых по делу судебных постановлений не имеется.

Руководствуясь статьями 283, 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

Решение экономического суда Могилевской области от 01.08.2018 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 06.09.2018 по делу № 98-14/2018 оставить без изменения, а кассационную жалобу «Б» - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

Последнее
по теме
Мы готовы экономить ваше время и для вашего удобства подготовили календарь мероприятий, которые стоит посетить!