Верховный Суд разъяснил применение норм о договоре займа

27 июня 2019 г. Пленум Верховного Суда Республики Беларусь принял постановление № 1 «О применении судами законодательства при разрешении споров, возникающих из договоров займа» (далее — Постановление). Постановление является очень своевременным, так как соответствующие споры в судебной практике довольно распространены, а их разрешение вызывает у судей определенные сложности. Содержащиеся в Постановлении разъяснения адресованы судам, рассматривающим споры как в порядке гражданского, так и в порядке хозяйственного судопроизводства.

Скобелев Владимир

Кандидат юридических наук, заместитель декана по заочному обучению юридического факультета Белорусского государственного университета, арбитр Международного арбитражного суда при БелТПП

В основном Постановление касается применения норм ГК. При этом в большинстве случаев оно лишь просто воспроизводит (в несколько иной текстуальной редакции) уже известные правила ГК о договоре займа, тем самым, очевидно, акцентируя внимание судей на важности реализации тех или иных гражданско-правовых норм.

Вместе с тем в Постановлении затрагиваются положения и некоторых других нормативных правовых актов, регулирующих заемные отношения, в частности, Декрета Президента Республики Беларусь от 21.12.2017 № 8 «О развитии цифровой экономики», Указа Президента Республики Беларусь от 30.06.2014 № 325 «О привлечении и предоставлении займов, деятельности микрофинансовых организаций» (см. ч. 1 п. 2, пп. 18–21 Постановления). В ч. 2 п. 2 Постановления отмечен приоритет подобных актов Президента над правилами ГК.

Предмет договора займа

Согласно п. 3 Постановления предметом договора займа могут быть любые вещи, определенные родовыми признаками, как-то: белорусские рубли в конкретной сумме или в сумме, эквивалентной некоторому количеству иностранной валюты; сама иностранная валюта и валютные ценности, но только когда это допускается действующим законодательством. В качестве предмета договора займа прямо названы и ценные бумаги, хотя стоило бы уточнить, что подобную роль могут выполнять лишь ценные бумаги на предъявителя.

В п. 3 Постановления также закреплено важное правило: при предоставлении займа в иностранной валюте заимодавец вправе требовать от заемщика возврата займа и процентов за пользование им в валюте займа. Применительно к судопроизводству оно означает, что заимодавец, обращаясь в суд, имеет полное право обозначить цену иска в иностранной валюте. Суд же, удовлетворяя иск, обязан взыскать долг именно в иностранной валюте (а не переводить его, как это иногда бывает в практике судов, в белорусские рубли).

Заключение договора займа

В соответствии с п. 4 Постановления судам необходимо учитывать, что договор займа является реальным и считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, а соглашение о предоставлении займа в будущем, в том числе заключенное в письменной форме, до момента передачи предмета займа не влечет возникновения для сторон прав и обязанностей по договору займа.

Вместе с тем относительно названного соглашения в Постановлении хотелось бы видеть более подробные разъяснения, в частности, допустимо ли его считать предварительным договором (п. 1 ст. 399 ГК) и, как следствие, требовать на его основании заключения договора займа в принудительном порядке (п. 5 ст. 399 ГК).

В Постановлении обращается внимание судов на то, что договор займа может быть заключен в устной или письменной форме (ч. 1 п. 5 Постановления).

Справочно. 
В случаях, когда сумма договора займа между гражданами превышает не менее чем в 10 раз установленный законодательством размер базовой величины, а также когда заимодавцем является юридическое лицо, договор займа заключается в письменной форме (ч. 2 п. 5 Постановления).

Кроме этого, в ч. 3 п. 5 Постановления констатируется, что несоблюдение письменной формы договора займа не влечет его недействительности, однако лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение договора и его условий на свидетельские показания. В последнем случае договор займа может подтверждаться долговыми документами и иными допустимыми доказательствами (ч. 4 п. 5, ч. 2 п. 6 Постановления).

Проценты за пользование займом

Пункты 7–9 Постановления посвящены процентам за пользование суммой займа. Преимущественно здесь содержится пересказ правил ГК, хотя есть и некоторые новые положения разъяснительного плана.

Так, применительно к ситуациям, когда согласно п. 1 ст. 762 ГК размер процентов должен определяться ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь, отмечено, что данная ставка устанавливается только для денежных обязательств, выраженных в белорусских рублях, и к денежным обязательствам в иностранной валюте не применима (ч. 3 п. 7 Постановления). Другими словами, если договора займа заключен в иностранной валюте и не оговаривает размер процентов за предоставление займа, взыскать последние не удастся.

Справочно. 
В п. 9 Постановления разъяснено, что, поскольку предусмотренные п. 1 ст. 762 ГК проценты являются платой за предоставление займа, уменьшение их размера возможно только в случаях, прямо оговоренных законодательными актами, либо по соглашению сторон.

Исполнение обязательств заемщиком

Вопросы исполнения обязательств заемщиком освещены в пп. 10 и 11 Постановления. При этом если п. 10 Постановления никаких возражений не вызывает (в нем воспроизводятся правила п. 1 ст. 763 ГК), то положения п. 11 Постановления представляются как минимум спорными.

Так, в ч. 1 п. 11 Постановления констатировано, что «бремя доказывания надлежащего исполнения обязательства по договору займа лежит на заемщике». Столь категорическое утверждение неточно. Бремя доказывания надлежащего исполнения обязательства лежит на заемщике (то есть ответчике в споре) не всегда (как это следует из ч. 1 п. 11 Постановления), а только тогда, когда заимодавцем (то есть истцом) с достоверностью будут доказаны следующие обстоятельства:

— заключение сторонами договора займа (или, другими словами, факт передачи денежных средств или иных вещей);

— неисполнение заемщиком своих обязательств (данный факт может подтверждаться наличием долгового документа у заимодавца, выпиской о движении денежных средств на банковском счете и т.п.).

В ч. 2 п. 11 Постановления указано, что применительно к положениям п. 2 ст. 379 ГК в случаях, когда договор займа подлежал заключению в письменной форме, «его исполнение не может доказываться свидетельскими показаниями, что не лишает стороны права приводить другие (включая письменные) доказательства».

Данное правило является абсолютно новым для отечественной правовой системы, причем оно имеет отношение не к частноправовой, а к публичной сфере — процессуальным нормам о допустимости средств доказывания. Эти нормы налагают на участников судебных разбирательств очень серьезные ограничения, которые, полагаем, могут вводиться только законодательными актами, а не постановлениями Пленума Верховного Суда, призванными лишь толковать уже имеющиеся нормы.

Ответственность заемщика за неисполнение обязательств

Среди разъяснений, касающихся ответственности заемщика за неисполнение своих обязательств (пп. 12 и 13 Постановления), внимание на себя обращают следующие.

Согласно ч. 3 п. 12 Постановления если договором займа определен повышенный размер процентов за пользование займом в случае просрочки его возврата, то размер увеличения процентной ставки может быть расценен судом как установленный договором в соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 366 ГК иной размер процентов за пользование чужими денежными средствами.

Прежде всего, фраза «может быть расценен» вносит значительную неопределенность в ситуацию: непонятно, когда же именно суду следует давать соответствующую оценку увеличенной процентной ставке. Помимо этого, разъяснение вызывает возражения и по существу, поскольку проценты за пользование займом (пусть и в увеличенном размере) не должны смешиваться и подменяться процентами по ст. 366 ГК как мерой ответственности должника за неисполнение денежного обязательства.

В ч. 4 п. 12 Постановления Пленум Верховного Суда закрепил положение о том, что на сумму несвоевременно уплаченных заемщиком процентов за пользование займом проценты по ст. 366 ГПК начисляться не должны. Подход отнюдь не бесспорный. Исходя из буквального содержания ст. 366 ГК предусмотренная ею ответственность за неисполнение денежного обязательства наступает за просрочку в уплате абсолютно любых денежных средств, в том числе, думается, и процентов за пользование займом.

Оспаривание договора займа

По поводу оспаривания договора займа стоит отметить такие разъяснения: безденежность договора займа не является основанием для признания его недействительным и применения последствий недействительности сделки (ч. 2 п. 14 Постановления); оспаривать договор займа по безденежности заемщик вправе путем предъявления к заимодавцу самостоятельного иска, в том числе встречного, либо посредством подачи возражения на иск заимодавца о взыскании долга по договору займа, причем выбор варианта защиты принадлежит заемщику (ч. 1 п. 15 Постановления).

Коммерческий заем

Пункт 17 Постановления посвящен коммерческому займу, однако содержащиеся в нем положения очень краткие, не в полной мере понятные и точные. Гораздо более удачно соответствующие вопросы были разъяснены в п. 12 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21.01.2004 № 1 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами» (указанный пункт согласно п. 25 Постановления был исключен). Поэтому данные разъяснения имело смысл перенести в п. 17 Постановления, а не полностью отказываться от них.

Последнее
по теме