Корпоративные споры

Выход участника из хозобщества: спор о понуждении к внесению и регистрации изменений в устав

Участник общества с ограниченной ответственностью вправе в любое время выйти из этого общества независимо от согласия других его участников. В этом случае участник общества с ограниченной ответственностью обязан письменно заявить обществу о выходе. Рассмотрим судебный спор о понуждении хозобщества к совершению действий по внесению и регистрации изменений в устав общества в связи с выходом истца из состава участников.

Асиевская Людмила

Адвокат Минской областной коллегии адвокатов

(Дело № 72-16/2019/76А/1001К)

Моментом выхода участника из общества с ограниченной ответственностью является дата подачи (поступления) в общество заявления о его выходе либо иная указанная им в заявлении дата выхода, но не ранее даты подачи (поступления) заявления.

Таким образом, законодательством установлен момент, с которого участник общества с ограниченной ответственностью считается вышедшим из состава участников общества. Если конкретная дата выхода указана в заявлении, то именно она при условии поступления заявления в общество позже данной даты принимается за дату выхода. В случае отсутствия конкретной даты выхода таковой признается дата подачи (поступления) заявления в общество.

В соответствии с п. 22 Положения о государственной регистрации субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 № 1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования» (далее — Положение), коммерческие и некоммерческие организации обязаны в двухмесячный срок внести в свои уставы (учредительные договоры — для коммерческих организаций, действующих только на основании учредительных договоров) изменения и (или) дополнения и представить их для государственной регистрации в случае изменения наименования, смены собственника имущества или изменения состава участников организации (за исключением акционерных обществ, товариществ собственников, потребительских кооперативов, садоводческих товариществ, ассоциаций (союзов), государственных объединений, торгово-промышленных палат).

Обстоятельства дела

Бобруйским городским исполнительным комитетом в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей зарегистрировано ООО «К».

Участниками данного общества являлись Б. и К. с долями в уставном фонде по 50 %.

27.06.2018 Б. (далее — истец) направил К. и ООО «К» (далее — ответчики) заявление о выходе из состава участников общества с 28.06.2018. Заявление было получено К. 28.06.2018, ООО «К» — 29.06.2018.

Однако изменения в устав ООО «К» внесены не были и государственная регистрация этих изменений также не была произведена.

Невыполнение ответчиками обязанности по регистрации изменений по составу участников ООО «К» послужило основанием для обращения истца в суд с требованием о понуждении ООО «К» к совершению действий по внесению и регистрации изменений в устав общества в связи с выходом истца из состава участников ООО «К».

Экономический суд Могилевской области удовлетворил исковые требования Б., понудив ООО «К» в течение 30 календарных дней с момента вступления решения в законную силу совершить необходимые действия для внесения изменений в устав ООО «К» и предоставления их для государственной регистрации изменений состава участников общества в связи с выходом из состава участников общества Б.

Этим же решением взыскано солидарно с ООО «К» и К. в пользу Б. 127,50 руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины и 300 руб. в возмещение услуг по юридической помощи адвоката.

Апелляционная инстанция экономического суда Могилевской области оставила решение суда первой инстанции без изменения.

К. обратился с кассационной жалобой на принятые судом постановления, в которой просил их отменить и принять новое постановление об отказе в удовлетворении заявленного требования.

Позиция кассатора

К. в кассационной жалобе отмечал, что истец должен был указать в иске, какие конкретно органы общества бездействуют или препятствуют внесению изменений в устав. Он считал, что суд должен был установить конкретную причину нарушения обществом обязательства по внесению изменений в устав и указать, какие конкретно действия обязан был совершить каждый из ответчиков.

По мнению К., суд необоснованно не принял во внимание несоответствие даты выхода, указанной в заявлении о выходе, дате, указанной в исковом заявлении, поскольку если в заявлении указана конкретная дата выхода, то изменить ее можно только подачей нового заявления.

После выхода истца из состава участников в обществе остался один учредитель — К., который 10.05.2019 принял решение о ликвидации ООО «К», назначив себя ликвидатором общества.

Кассатор считал, что к рассматриваемым правоотношениям подлежит применению ст. 24 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее — Закон о хозобществах), согласно которой после принятия решения о ликвидации общества состав участников общества не может быть изменен иначе как по решению суда, в связи с чем необходимо было заявлять требование о признании в судебном порядке Б. вышедшим из состава участников ООО «К».

Выводы Верховного Суда Республики Беларусь

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по экономическим делам не нашла оснований для ее удовлетворения, исходя из следующего.

Право участника общества с ограниченной ответственностью в любое время выйти из состава участников общества закреплено ст. 103 Закона о хозобществах и влечет за собой обязанность общества внести соответствующие изменения в учредительные документы.

О выходе из состава участников общества участник должен письменно проинформировать общество с ограниченной ответственностью.

Моментом выхода участника из общества с ограниченной ответственностью согласно ч. 2 ст. 103 Закона о хозобществах является дата подачи (поступления) в общество с ограниченной ответственностью заявления о его выходе либо иная указанная им в заявлении дата выхода, но не ранее даты подачи (поступления) заявления.

Основываясь на положениях указанной нормы, судебные инстанции правомерно исходили из того, что датой выхода истца из состава участников ООО «К» является 29.06.2018 (дата поступления в общество заявления о выходе). В связи с этим доводы жалобы о необходимости подачи заявителем нового заявления с уточнением даты выхода правомерно были признаны не основанными на законодательстве.

В случае изменения состава участников общества коммерческие и некоммерческие организации согласно п. 22 Положения обязаны в двухмесячный срок внести в свои уставы (учредительные договоры — для коммерческих организаций, действующих только на основании учредительных договоров) изменения и (или) дополнения и представить их для государственной регистрации в случае изменения наименования, смены собственника имущества или изменения состава участников организации (за исключением акционерных обществ, товариществ собственников, потребительских кооперативов, садоводческих товариществ, ассоциаций (союзов), государственных объединений, торгово-промышленных палат).

В соответствии с указанной нормой единственный участник ООО «К» К. должен был представить для государственной регистрации изменения в устав общества, касающиеся состава участников общества.

Частью 2 п. 33 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31.10.2011 № 20 «О некоторых вопросах рассмотрения дел с участием коммерческих организаций и их учредителей (участников)» закреплено право выбывшего участника общества обратиться в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью, не выполнившему обязанность по государственной регистрации изменений в учредительные документы в установленный законодательством срок, его участникам о присуждении к исполнению обязанности совершить необходимые действия для внесения изменения в устав и представления его для государственной регистрации изменения состава участников.

Доводы кассационной жалобы, основанные на принятии К. 10.05.2019 решения о ликвидации ООО «К», не приняты судебной коллегией, поскольку решение о ликвидации было принято после возбуждения производства по делу о понуждении ООО «К» внести изменения в устав общества в связи с выходом истца из состава участников, а также в связи с тем, что на момент рассмотрения дела судебными инстанциями экономического суда Могилевской области в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей отсутствовали сведения о нахождении общества в процедуре ликвидации.

Выводы автора:
При отсутствии в заявлении участника общества с ограниченной ответственностью даты выхода из состава участников общества такой датой является дата поступления в общество заявления о выходе.
Участник общества с ограниченной ответственностью не обязан указывать конкретную дату выхода из состава участников общества. Это является его правом, предусмотренным законом, но не влечет такую обязанность.
При получении обществом с ограниченной ответственностью заявления участника общества о выходе общество не вправе требовать у участника подачи нового заявления с уточнением даты выхода.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Алексей Кешишев, юрист

Выход участника из общества с ограниченной ответственностью является его правом, которое при отсутствии неисполненных обязательств перед обществом участник может осуществить по своему усмотрению в любое время независимо от согласия других его участников. Для реализации этого права ему достаточно письменно заявить обществу о своем выходе.
Порядок определения момента выхода участника из общества установлен императивной нормой ч. 2 ст. 103 Закона о хозобществах. Таким моментом является дата подачи (поступления) заявления либо иная указанная участником в заявлении дата выхода, но не ранее даты подачи (поступления) заявления.
Из содержания приведенной нормы следует, что если общество получает заявление участника после указанной в заявлении даты выхода либо если дата выхода в заявлении не указана, то моментом выхода участника из общества следует считать дату получения заявления обществом.
Момент прекращения участия в обществе законодатель не связывает ни с действиями общества по внесению соответствующих изменений в устав, ни с государственной регистрацией таких изменений. Также не может повлиять на состоявшийся факт выхода участника принятие в дальнейшем решения о ликвидации общества.
При этом закон не предусматривает возможности изменения даты выхода в последующем, в том числе на основании волеизъявления вышедшего участника, поскольку его участие в обществе уже прекращено. Право участника на письменное обращение к обществу об отзыве заявления предполагает лишь возможность возобновления его участия в обществе при определенных условиях, но не позволяет изменять дату выхода.
Поэтому в рассматриваемом случае суд кассационной инстанции правомерно не принял во внимание доводы кассатора о несоответствии даты выхода участника, указанной в заявлении обществу, и даты выхода, указанной в исковом заявлении, а также о невозможности изменения состава участников в связи с принятием решения о ликвидации общества.
Обязанность по внесению в двухмесячный срок изменений и (или) дополнений в уставы и представлению их для государственной регистрации в случае изменения состава участников предусмотрена п. 22 Положения.
В соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 34 Закона о хозобществах изменение устава хозяйственного общества относится к исключительной компетенции общего собрания участников хозяйственного общества. На основании ч. 2 ст. 33 указанного Закона полномочия общего собрания участников хозяйственного общества, состоящего из одного участника, осуществляет этот участник.
Таким образом, принять решение о внесении соответствующих изменений в устав и о представлении их для государственной регистрации в установленный двухмесячный срок обязан был единственный участник, оставшийся после выхода из общества второго участника.

Последнее
по теме